НАЕДИНЕ С БЕДОЙ

24 января 2019

Одна из действенных мер сокращения преступлений - выездные судебные заседания. На таких мероприятиях присутствующие наблюдают за процессом и видят, к чему приводит нарушение закона. Мощным импульсом в этом направлении служит Указ главы государства "О мерах по коренному совершенствованию структуры и повышению эффективности деятельности судебной системы Республики Узбекистан" от 21 февраля 2017 года и другие нормативно-правовые документы.

А вот и одна из историй, произошедшая в прош­лом году в махалле "Нодирабегим" Мирзо-Улугбекского района столицы. 

В этот день решалась дальнейшая судьба Гульмиры Сапаевой (имя и фамилия изменены, совпадения носят случайный характер). Эта женщина, разменявшая пятый десяток, чистосердечно признала свою вину и раскаивалась в содеянном. Она все же боялась, что из-за ее ошибки несовершеннолетний сын останется без опеки. Ведь, кроме матери, о нем некому больше заботиться. Под­толкнуло же к этому поступку женщину болезнь и безденежье. 

…Гульмира родилась в Бухаре. Жила с мамой. Когда исполнилось 20, поступила в вуз. Планировала стать преподавателем начальных классов. 

Но мечте не суждено было сбыться - мама тяжело заболела, а затем скончалась. Девушке пришлось забросить учебу и устроиться в магазин продавцом. Через некоторое время познакомилась с Ильхомом. Создали семью и переехали в Ташкент. На свет появился сын Бабур. Но не все шло гладко. У супруга Гульмиры возникли проблемы с работой. Если в Бухаре почти в любой продуктовой точке требовались грузчики, то в столице эта позиция оказалась неперспективной. Отсутствие собственного жилья, денег день ото дня порождали ссоры и конфликты. Ко всему прочему мужчина стал выпивать и распускать руки. Решили развестись. 

Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, женщина устроилась уборщицей в офис. Это помогало держаться на плаву, оплачивать съемную квартиру. Однажды Гульмира почувствовала себя плохо. Недомогание не проходило в течение нескольких недель. Она решила обратиться к врачу. 

После обследования медики пос­тавили неутешительный диагноз. 

Требовалось дорогостоящее лечение. И при этом строго запрещалось заниматься физическим трудом. Что же делать? Как дальше жить? 

Гульмира осмелилась на отчаянный шаг. 

…В махалле, где проживала, она знала почти всех. Не сказать, что это были люди состоятельные, но все же с достатком выше среднего. Женщина хотела проникнуть в чью-нибудь квартиру и взять ценные вещи. Однако понимала, что одна дело не провернет. Нашелся другой вариант. Глубокой ночью она вышла из дома и направилась в другой. На лестничной клетке третьего этажа приметила детский трехколесный велосипед, самокат и коляску. Бесшумно и аккуратно выкатила их. Затем вошла в следующий дом, где похитила сушилку для белья и висящую на ней детскую одежду. 

Трофеи планировала продать. Однако недалеко от места преступления была замечена сотрудниками органов внутренних дел. После задержания Гульмира во всем чистосердечно призналась. 

Утром следующего дня блюстители порядка пришли к хозяину коляски и велосипедов. Объяснили ситуацию и вернули вещи. Услышав о том, кто совершил кражу, мужчина сказал, что претензий не имеет и попросил строго не наказывать Гульмиру. Точно так же поступил и пострадавший из второго подъезда. 

- Суд выслушал мнение государственного обвинителя, показания подсудимой, потерпевших, свидетелей, изучил материалы уголовного дела, - говорит судья Мирзо-Улугбекского районного суда по уголовным делам города Ташкента Фаррух Тураходжаев. - При назначении наказания действия Гульмиры оценивались в соответствии со статьей 169 Уголовного кодекса "Кража". Однако также принято во внимание тяжелое положение женщины, чистосердечное признание вины, отсутствие претензий со стороны потерпевших и судимости, положительная характеристика с мес­та жительства. 

Суд посчитал, что исправление подсудимой возможно без ее изоляции от общества, и назначил соответствующее наказание - ограничение свободы сроком на два года, который предусматривает запрет на выход из места жительства с 22.00 до 6.00.

 

Эвелина Синотова.
(При поддержке пресс-службы
Верховного суда Республики Узбекистан).

(газета «Правда Востока»,
24 января 2019 года)